Вход Регистрация
Назад
Дневник

...

Гриша был огромный, сильный и добрый. В отличии от большинства высоких людей, он никогда не испытывал комплексов по поводу своего двухметрового роста. Это был тот редкий случай, когда человек любил себя искренне, с юмором и без особых приступов нарциссизма. Чем зарабатывал Гриша я не знал, он всегда умело уходил даже от прямых вопросов во время нечастых наших застолий. Деньги у него были всегда. Все наши общие друзья считали его счастливчиком. И не редко брали в долг крупные суммы, по-дружески, безвозвратно. 
Не повезло Грише лишь однажды. 
Как человек гигантских размеров, он обожал маленьких и хрупких женщин. Был убежденным холостяком и деликатным развратником. 
Женился Григорий случайно, вернее, на спор. После трехдневного запоя с женской сборной по легкой атлетике. Чемпионка по метанию то ли молота, то ли ядра, предложила отнести его на ручках к себе домой на шестой этаж. Они поспорили, что она не сможет. Спорили на моментальную свадьбу. 
То ли анаболики, то ли огромное желание выйти замуж и воля к победе, совмещенная со спортивным опытом... донесли тело Гриши до нужной квартиры. 
Утром он сбежал через крышу. 
Скрывался три недели. Ещё через три расписались. 
Зинаида была девушкой целеустремленной и хорошо мотивированной. 
Григория она не била, но с наших совместных походов в баню всегда встречала его на своём огромном чёрном джипе.
На наши вопросы «зачем» да «почему», он ехидно усмехался и говорил, что мы ему жизнью обязаны. Зинуля обещала оторвать голыми руками всем его друзьям головы, если он не сдержит слово. 
И вот этот благородный альтруист пришёл ко мне в 5 утра понедельника со следами преступления по всему телу. Он боялся «справедливого суда» Зинаиды... приговор мог быть смертельным. 
У меня уже было восемь пропущенных звонков от его жены. 
Литровая кружка крепкого чая, пять бутербродов с сыром и пачка пельменей должны были облегчить похмелье друга.
— Это таблетки правды. Не вздумай их сожрать! Гриша сунул мне в руку замызганную коробку из под ношпы и вырубился с диким храпом. 
Нужно было звонить Зине. Она, конечно, знала, с кем связалась, но чисто по-человечески её было жаль. 
Решил позвонить с городского номера, чтоб соврать о потерянном айфоне. 
В пять утра непросто врать, даже такому человеку, как я. 
Красный телефон с крутящимся диском был фетишем этой квартиры. 
Каждый, приходящий в гости, первым делом начинал остервенело накручивать диск. Каждый второй орал дурным голосом «алло, барышня»
— Алло, вас беспокоят из циркового училища! Ваш медведь под контролем! 
— Сука ты, Паша! Сказал нежный голос из трубки. 
Диссонансные несоответствия случаются достаточно часто. Некоторые называют это «сбоем в матрице». Женщина гигантша, которая может убить тебя лишь одним своим плевком и имеет бицепс размером с баскетбольный мяч, говорит нежным и тонким голосом.
Зина обещала приехать к трем. 
Время было.
Гриша был приведен в божеский вид на сколько это было возможно. 
— Мне пиздец, - прошептал он в ладонь, прикрывающую рот.
— Что случилось???
— Мне пиииздец! Уже громче промычал он. 
Гришу напоить было трудно. Во-первых, алкоголь он не любил и если и выпивал, то чисто символически, а настаивать никто и не решался. 
Во-вторых, это сколько надо выпить человеку его комплекции, чтоб превратиться в нетранспортабельный овощ. Была какая-то веская причина. 
— Где эти чертовы таблетки? Паша, уничтожь их скорей! В унитаз, кинь их в унитаз!
— Давай без истерик, мой милый Шрек. Ты вроде никогда не употреблял химию…
— Паха, друг, поверь мне, это правда таблетки правды! Вот спроси меня о чем-то.
— Ты гей?
— Придурок, ты же знаешь что нет. Спроси о чем-то важном.
— Как ты зарабатываешь деньги?
И вот тут началось. Григорий начал говорить, не останавливаясь, и даже не пытаясь сдерживать слюну, с перегаром летящую мне в лицо.
— В 2000 году я сдал издавать журнал для извращенцев, ну для таких, как ты. Женские ножки в колготочках, носочках, чулочках. Подписку оформлял через интернет по всему миру. Журнал выходит раз в три месяца и высылается на почту. Стоит 9.90 долларов. 
Озабоченных придурков на данный момент 6 567 345, больше всего в Японии.
Дальше считай сам. Я думал, что с развитием интернета аудитория будет падать, но нет. Мало того, первые выпуски журнала у коллекционеров сейчас стоят больше тысячи.
На вырученные деньги я выкупил типографию в Финляндии. 
Ещё есть доходный дом в Берлине и гостиница в Греции, но она пока убыточна.
Много денег съедает детская спортивная школа и медицинский фонд.
Стук в дверь вывел меня из состояния шока.
Я не понимал, что меня больше удивило: что мой дружбан детства порно миллионер или что он тратит большую часть денег на благотворительность. 
Получатся, что весь этот бред про таблетки правды и есть правда.
— Отличный слоган - «это правда, что есть таблетки правды», -выдал я.
— Ты дебил… сейчас Зина нас будет медленно убивать. 
Открыв дверь, я офигел во второй раз за последнии пять минут.
Вместо рассерженной и заплаканной Гришиной жены, стояла улыбающаяся красотка в расстегнутом элегантном бежевом пальто МаксМара. Её огромная грудь была ровно на уровне моего лица. Вырез на блузке был неприличным. Молча опустив взгляд в пол, я указал рукой на кухню. 
Мне не нравится, когда по моему 
дому ходят в зимней обуви, но в данной ситуации я спорить не стал. 
Гриша, как ребенок, закрыл лицо руками и сквозь пальцы смотрел на приближающуюся жену.
Зина, не снимая пальто, села напротив и, не переставая улыбаться, нежным голосом спросила:
— Ну и где ты сегодня путешествовал, милый??
— У проституток, - тихим срывающимся голосом не смог соврать Гриша.
Последовал легкий, но звонкий подзатыльник. 
Я стал тихонько пятиться назад. Моему другу было уже не помочь.
— Стой, мерзкий кот. Мне нужен свидетель убийства, которое произойдет через несколько минут на этой кухне, - спокойно сказала она.
И тут Гришу снова понесло:
— Я ходил к проституткам, потому что боялся оскорбить твои чувства, я боялся потерять тебя, боялся, что ты не поймешь меня… мои сексуальные фантазии... 
Зина перестала улыбаться и с недоумением посмотрела на меня.
— Таблетки правды, - брякнул я.
— Как часто ты ходил туда? 
— Не часто. Два раза в месяц.
Последовал второй, уже более сильный и хлесткий удар.
— Зина, я правда съел таблетку «правды», потом я выпил, много выпил, думал, что отпустит. Спроси меня о чем хочешь.
— Мне не о чем тебя спрашивать, мерзавец, я и так всё про тебя знаю, гнусная мразь. 
Зина встала, медленно застегнула своё шикарное пальто на все пуговицы и направилась к выходу. 
Гриша вскочил, опрокинув стул, схватил её за обе руки и начал быстро-быстро лепетать: 
— Я тебя очень люблю… очень, очень… я не смогу без тебя… пожалуйста, послушай меня… 
Он начал свой рассказ со своего детства. Как его растила полуслепая бабка, как все издевались над его ростом в интернате, как он застал свою первую любовь в постели со своим другом, про свой журнал, про спортивную школу и детский фонд.
— Значит, всё, что я знала до этого про тебя - было враньё?
— Я очень хотел понравиться тебе. Последовала пощёчина наотмашь. Гриша упал.
Только тут я понял, что Гриша врал и всем нам. Он хотел казаться крутым в наших глазах. Все эти худенькие телки из клубов, вечеринки, истории про похищения его Зиной, всё это было враньё. 
Здоровый заплаканный сорокалетний мужик, стоял на моей кухне на коленях, и, вытирая кровь из под носа, клялся в вечной любви своей жене.
— Выпить есть? - спросила Зина, не оборачиваясь. 
Было понятно, что она пытается сдержать слёзы.
— Есть пол бутылки водки, но холодной, и бутылка армянского конька.
После четвертой рюмки коньяка Зина приказала нести таблетки. 
— Есть только один способ узнать врёт этот пёс или нет. И запила таблетку прямо из бутылки.
Гриша обхватил руками голову…
— Семья, в которой две годзиллы говорят друг другу только правду, обречена на успех, - изрек я, и тут же пожалел, получив удар под дых.
— Ну, рассказывай про свои гадкие мечты, мой неверный муж…
— Ребят, а можно я не буду травмировать свою психику… вы тут как-то без меня договоритесь, а то я тут с 5 утра в няньках.
На меня никто даже не посмотрел.
В гостиной я высыпал таблетки на журнальный стол и разложил их в три ряда.
В двух рядах получилось по десять штук, в одном восемь и половинка.
Мысль о том, что за идиот решил съесть пол таблетки «правды» занимала меня минут десять. Может, кто-то хотел говорить только половину правды, но вот вопрос, - какую из половин. А может, половинку дали ребенку, побоялись передоза. Дальше думать я не смог, у годзилл началось соитие и на кухне упало что-то тяжелое. 
Проснулся я от телефонного звонка. На улице было темно. 
— Паша, не ешь таблетку!! Орал веселый голос Гриши сквозь непонятный шум.
— Съешь две, чертов лжец!!! Орала Зина, перебивая его.
— И прости за кухонный стол, мы его сломали и выкинули. 
— Где вы, чертовы безумцы?
— Полетели трахаться на остров с большими пальмами и теплым морем.
— Берегите писюны, похотливые годзиллы. Будьте счастливы!
На кухне и вправду не было стола. На всякий случай, я посмотрел в окно. 
Дворник убирал кислый ноябрьский снег. Стола не было. 
Сел на пол, облокотившись спиной о холодную дверцу посудомойки.
Тебе не повредит и полторы таблетки, - подумал я и проглотил их, не запивая.

pablodiscobar
¯-_Аleks_- ¯, 39
2
384