Вход Регистрация
Назад
Дневник

СКАЗКА НА НОЧЬ...

СПАСЕНИЕ В ШКАТУЛКЕ.
(лонгрид, но жутко интересный!)


- И долго ты собираешься это терпеть? – услышала она в очередной раз голос своей почившей бабушки, когда спускалась в лифте шестнадцатиэтажного дома.
В семье начался разлад с самого начала. Муж Кирилл взял ее в жены чуть ли не со школьной скамьи. Выучиться не дал. Нагуляться, опериться. Только и успела, права на вождение автомобиля получить. И то, потому, что с отцом в свое время из мастерской не вылезала. А его друг – инструктором был.
Аня выходила на улицу только в случае необходимости. А необходимость была одна – пополнить продовольствием полки холодильника. Альтернатива прогулки заключалась и в развешивании постиранного белья на лоджии.
Муж проверял ее везде и всюду. Полная несвобода. Даже мусор вынести – в кармане халата нужно держать сотовый. Вдруг позвонит, проверит.
А выходные, которые начинались с вечера пятницы, Анюта и вовсе боялась. Кирилл приезжал, требовал ужин. На столе обязательно должна стоять запотевшая бутылка его любимой водки. После ужина медленно, методично, не скрывая своей брезгливости к жене и делая ей больно, он отдавал супружеский долг, приговаривая: «ну что, хорошо тебе, дура, сучка драная, пустышка? Когда у меня наследник будет?»
Потом, оставив жену в спальне лить слезы, он возвращался в кухню. Допивал водку. После выпитой последней рюмки муж требовал к себе жену и вопрошал: «где пиво?»
Анна знала, что этот вопрос задан будет. Но днем ему пива не покупала. Таким образом, выкраивая себе 20-30 минут на вечернюю прогулку. Хоть воздуха глотнуть.
- Что молчишь? – выталкивая ее из горестных, дум спросил голос бабушки. Лифт остановился, завис где-то между этажами, - тебе нравится, как к тебе относится муж?
- Нет, - прошептала Аня, - он об меня ноги вытирает.
- И это пока, увещевала бабушка, потом будет страшнее. Хочешь, чтобы он лапы распустил?
- О, Господи! – в горле у нее вмиг пересохло, - нет, конечно же.
- Тогда беги, милая, беги!
- Как? Куда? К матери? Она с новым мужем в однушке. К отцу? Он с новой женой. Я – отрезанный ломоть, бабуля. У меня никого нет, - глаза защипало, нос захлюпал.
- И это замечательно, что одна. Полная свобода и шанс начать жизнь заново. Каково бы тебе было, если б с дитем была, а?
- Но, как и куда мне идти? – зеленые, как у бабушки глаза стали огромными, как блюдца.
- Представится случай на днях. Не упусти его. Будь внимательна. Почаще выглядывай в окно. И увидишь.
- Что увижу?
- Я и так много тебе сказала. Сама додумаешься, коль не глупая. А теперь лифт тронется. Не пугайся. Иди. За пивом, своему благоверному. Да, и вот еще что, - проговорил призрак в ее голове, перебери мою шкатулку, что отдана тебе, после моей смерти. Она не пустая. У нее двойное дно. Ищи, не мешкай, но без свидетелей. А сбежишь, возьми только содержимое. Саму шкатулку оставь, чтоб мужик твой о побеге не догадался.
- Что в ней?
- Ответы на твои вопросы.
Лифт тронулся. Как голос не предупреждал о данном факте, девушка все равно вздрогнула.
Доехала до первого этажа. Вышла на улицу. Теплый вечер топил снег. Скоро ручьи побегут. Природа переродится. Почему бы и ей не родиться заново?
* * *
Он напился. Напился и разлегся прямо на кухонном столе. Храпит как зверь. Но, пока храп ревом перекатывается по всей квартире, можно безбоязненно, что муж проследит за действиями жены, осмотреть шкатулку.
Так, вот дно. А на ощупь, оно должно быть гораздо ниже. Действительно, должен быть тайник. Значит, голос бабули ей не померещился. Она потрясла шкатулку над кроватью. Из нее высыпались нитки, иглы, крючки для вязки, кнопки, пуговицы. Все это барахло, к которому редко прикасаешься. А поэтому, нет сомнений, что лишнего интереса деревянная резная шкатулка не проявляет. Когда Аня получила эту старую вещицу, муж закатил глаза и недовольно проворчал: «Будет на виду, выкину. Твоя бабка – большой оригинал! Нашла чего любимой внучке оставить. Нет, что б недвижимось!»
Она повертела деревянную коробку. Попробовала вскрыть подкладку, может, под ней вход в сокровищницу? Вскрыла. Нет. Цельное дерево. Где же она открывается? Потрясла. Что-то стукнуло о стенки. Все-таки есть что-то. Значит, надо искать. Может…
Аня начала надавливать на выступы шкатулки. Но ничего не получалось. И бабуля молчит. Ждет, что девушка сама догадается. Это правильно. Должна же она сама что-то сделать. Ведь уже не маленькая девочка.
Девушка уселась на застеленную двуспальную кровать. Закрыла подарок. И нежно провела по нему пальцами. Обвела ими рисунок на крышке. Тут что-то внутри щелкнуло и ящичек, моментально выдвинувшийся из шкатулки, больно стукнул ее в живот.
Анна осмотрела содержимое: конверт, ключи, несколько пакетиков со смешными надписями: «включи мозг», «заморозь страх», «разожги внимательность», «не будь тюней», «убей слабость в характере», «накорми мясо» и другие. Бабушка всегда была выдумщицей. Может, не зря ее соседки по лестничной клетке называли колдуньей? Но дома она вела себя обычно, как и положено: пекла пироги и вязала носки. Правда, никто не знал, чем она занималась, когда все в доме отсутствовали.
Она вскрыла конверт. На колени упали документы на дом. Про этот - то дом, на среднем Урале и говорила бабуля, когда Анюта была маленькой. Мол, хороший, добротный. Дед сам ставил. Без единого гвоздя. Только, практически, в глуши. А накануне ее свадьбы, вновь о нем обмолвилась. Там, вроде, за ним местный один приглядывает.
Документ гласил, что дом теперь принадлежит ей, Анне. Еще один документ – о владении автомобилем. Да, был у деда «жигуленок» с движком от какого-то заграничного автопрома. У отца в автосервисе стоит. Как раритет.
Анна открыла письмо. Строчки, как восточный иероглиф, мелкий, круглый, на соединениях длинный говорили бабушкиным голосом:
«Внученька моя, вот и пришел час открыть шкатулку. Все свое имущество, за исключением квартиры в Екатеринбурге, я завещала тебе. Раз ты читаешь это письмо, значит, пришло время. Не мешкай, будет знаменье тебе. Хватай свои документы, содержимое шкатулки и забирай машину. Уезжай. Покой и счастье ты найдешь в дедовом доме. Деньги на первое время ты найдешь под подкладкой в бардачке. А дальше, сама зарабатывать начнешь. Глядишь, выучишься. Твоя бабушка».
Знала бабуля, что ждет ее с мужем. Знала, поэтому против ее свадьбы была. Но, даже когда Анюта не послушалась, все равно, не рассердилась, не отвернулась. И после смерти помогала ей советом.
Анна достала свои документы, сложила их в отдельную папку. Туда же, содержимое из шкатулки. Придет время, раздумывать будет некогда. Только хватать и бежать. А это что? Инструкция? Хм. Пункт первый: «Вскрыла подарок? Возьми пакет с «Разожги внимательность». Всыпь порошок в молоко и выпей. Бумагу не выбрасывай. А поглядывай на нее иногда». Больше никаких пунктов на ней не было. Но, раз бабушка написала, чтоб инструкцию она не выбрасывала, надо затолкать ее в ту же папку. А порошок проглотить вместе с молоком.
* * *
Утром, очень рано, она встала с ясной головой. Зрение и слух будто заполнили все ее существо. Она заглянула под матрац кровати. Там была папка. Все верно. Ей ничего не приснилось. Только надпись на клочке бумаги была иная. Пункт второй: «выпей натощак стакан молока с растворенным в нем порошком «Не будь тюней». Чудно.
Аня проскользнула на кухню. В ней по-прежнему спал муж. Тихонько выпила бабушкин напиток. Открыла форточку, потому, как дышать было нечем, и обратно, в спальню. Вновь заглянула в папку. А в ней новое послание. Пункт третий: «Не мусоль папку, нарвешься на неприятеля. Через час выпей чашку чая с «убей слабость в характере». Пункт четвертый: «Еще через час, выпей чашку кофе с «накорми мясо», Жди, будь начеку».
Анна проделала все бабулины задания. После коктейлей она поняла, что готова на подвиги. Ее рыхловатое не спортивное тело наливается мускулами. Девушка посмотрела на себя в зеркало, что занимало полкомнаты. Ух-ты! Фигура спортсменки. И явно, не гимнастки. Руки, ноги накачены. Но в меру. Ее это не портит. Живот не выделяется, подтянут. Ягодицы не висят, упругие. Скулы, будто жёсче, глаза светятся. Сила в них проглядывается.
Тут шарканье по ламинату послышалось. Кирилл оглядел свою супругу. Нахмурился.
- Ты что, в салоне была?
- Нет, что ты, - стушевалась – было, Анна.
- Вид такой, будто поработал над тобой кто-то. Или любовник появился? – грозно просвистел шипящим шепотом он и двинулся на жену.
Пальцы сжались в кулаки. Глаза метали молнии. Рот перекосило от злости.
- Какой любовник, - она не на шутку испугалась и сделала шаг назад.
- Где ты шлялась, пока я спал? – он сделал еще шаг.
- Спала я, в нашей кровати, - проговорила она сдавленно, но тут что-то ее встряхнуло. Появилась какая-то в ней сила, уверенность.
Только не уловил ее Кирилл, а исказившись гримасой, наскочил на супругу. Его кулаки летали рядом с ней. Но Аня блокировала их очень четко и умело. Она не позволили ему ни разу прикоснуться к ее лицу, к ее телу. Девушка расшвыривала его руки. А под конец, сама направила удар ему в переносицу. Кровь хлынула из носа. Он побледнел и упал на пол.
Анна посмотрела на него. Но, ни жалости, ни испуга за его дальнейшее здоровье не испытывала. Она достала папку. Пункт пятый: «Молодец, горжусь тобой. Посмотри за стекло лоджии. Оденься также. Оставь открытой фрамугу. Рядом с увиденным, оставишь свою сумку. А пока, выпей стакан сока с «заморозь страх». Когда приедешь за дедовым автомобилем, зайди в кафе. Закажи молочный коктейль, выпей его с «включи мозг». Остальные пакетики не трогай. Они пока без надобности. Уезжай, как можно быстрее. Бабуля».
Аня метнулась на кухню, развела порошок и выпила. Потом – лоджия.
О, Боже! На асфальте – девчонка. Лицом вниз. Волосы, рост, фигура, как у нее. Разбилась. Вылетела откуда-то.
Но ужаса в нутре ее не было. Действовало бабушкино снадобье.
Так, что на ней надето? Джинсы, серые. Футболка – черная. У Ани такие же есть. И все. Как же так. На улице – конец марта, а девчонка, что на растаявшем, от пролегающей рядом теплотрассы, тротуаре, босая и без куртки. Даже свитера нет. А до автосервиса – пилить и пилить. Что скажешь, бабуля?
Бабуля молчала. Анна оделась также. Она схватила документы, дамскую сумочку, вынула из нее кошелек. Спрятала его в папке и босиком, без верхней одежды выскочила из квартиры. У мусоропровода девушка обнаружила пакет. В нем – весеннее-осенние ботинки, не в размер, потрепанные, но сойдет. Куртка – пуховик. Страшненький, но альтернативы нет. И на том спасибо. Похоже, кто-то из соседей избавлялся от старья.
У трупа незнакомой девушки Анна бросила открытую пустую сумку. Будто, обокрали ее. Потом, пробежав через двор, она оказалась на улице. Ботинки болтаются, натирают. Но магазины еще не работают. Рано. Такси. Нужно такси.
Она осмотрелась, поиск машины с шашечками не увенчался успехом. Зато подошел троллейбус. Что ж, пусть с пересадками, но она доедет до дедова «жигуленка».
* * *
Анна была в офисе редко. Но сегодня ей везло. Видать, бабушка сопровождала ее всю дорогу. Ей открыл старый охранник. Он помнил дочь босса. Девушка показала ему бумаги на машину.
- Я не против, зайка. Только, зачем тебе рухлядь. Позвони отцу. Он подыщет тебе замечательную машинку.
- Нет, не надо. И отцу звонить не надо. «Жигуль» мне нужен. Больше ничего.
- Хорошо, как скажешь. А ключи-то от него есть?
- Конечно. Дядя Коля, а можно мне коктейль, а?
- Разумеется. Вон автомат стоит. Хочешь, коктейль, хочешь, какаву.
«Лекарство» выпито. Куплены на углу сносные зимние кроссовки. Дешевая, но добротная куртка и джемпер. Документы затолканы в карман сиденья.
Она проверила. Деньги в бардачке. На первое время, действительно хватит. Ай да бабуля, ай молодец!
Анна выехала из автосервиса отца. На водительском сиденье довольно таки удобно. Скорей всего, дед и сиденья поменял.
Анюта помахала дяде Коле рукой. Завернула за угол. Выехала на шоссе. Оно уже кишело разномастными автомобилями.
- Посмотри наверх. Знаки видишь? – проговорил бабушкин голос у нее в голове.
- Вижу, - с улыбкой ответила она.
- Поворачивай налево и гони на Серов. Ближе к делу, разберешься. Счастливого пути, девочка.
- Спасибо тебе, бабуся, - еще шире улыбнулась внучка и посмотрела в обзорное зеркало на лобовом стекле.
На заднем сиденье сидела ее бабушка. Такая же, как ее помнила Аня: веселая, рыжеволосая, неизменно в пуховом платке.

Юлия Вольная 
Регина, 73
0
518